PostHeaderIcon ТОЧКА БИФУРКАЦИИ

Секретное заседание совета безопасности евро-атлантического союза, 2035 год
- Итак, господа, резюмирую: в сложившейся ситуации единственным действенным методом решения возникшей проблемы будет проведение локальной хронокоррекции в кластере 2010 года. Политическое и экономическое влияние ССР в мире в последнее время слишком велико, и, как ни прискорбно признавать, продолжает расти. И вы не хуже меня знаете, с чего это началось. Если нам удастся лишить их первенства в исследованиях темпоральных потоков, первыми станем мы. Кластер две тысячи десятого является единственно возможной точкой бифуркации. Поскольку феномен перемещения во времени был открыт, по сути, одним человеком, совершенно ясно, что он и является этой точкой, - председатель Совбеза на миг замолчал, сделав несколько жадных глотков минеральной воды. Этим воспользовался начальник объединенного штаба вооруженных сил ЕАС, бригадный генерал Том Паттерсон:
- Насколько это безопасно? Для нас? Если этот русский изобрел свою машину времени в десятом, а мы, гм, воспользовались его изобретением лишь тремя годами спустя… не окажется ли, что мы пилим сук, на котором сидим? Ведь, если он из-за этой вашей коррекции ничего не изобретет, то и наша разведка не получит никаких данных? Поставить на место зарвавшихся ребят из Славянского Союза, конечно, давно пора, но не останемся ли и мы с носом? Да и вообще, не по душе мне эти ваши игрушки со временем…
- Не беспокойтесь генерал, - председатель улыбнулся. – Мы, конечно же, предусмотрели это. В момент нейтрализации нашими сотрудниками бифуркационной точки, они отправят соответствующую информацию во всемирную сеть. Адресатом будем, естественно, мы. И машина времени сменит хозяина, причем сменит его на несколько лет раньше, чем это произошло в нашей истории, вот и все. ССР, если и будет создан в новой реальности, то уже никогда не станет таким, каким мы его знаем сейчас.
- Ну-ну, - Паттерсон скептически покачал головой. – Попробуйте, но знайте, что я проголосую против. И, кстати, что значит «нейтрализация»? Вы собираетесь убить этого парня?
- «Тупой солдафон», - раздраженно дернув щекой, подумал председатель. – «Против он будет голосовать! Да засунь свой голос в задницу, уж как-нибудь и без тебя найдется, кому принять решение».
- Нет, генерал, мы не можем физически устранить объект, поскольку это приведет к непредсказуемым последствиям. Мы просто вызовем у него расстройство церебральных функций, полную амнезию с нарушением высшей мозговой деятельности и самосознания. Превратим в идиота, если вам так понятнее, - не сдержавшись, съязвил он под конец. Паттерсон сделал вид, что этого не заметил. Впрочем, возможно он и на самом деле ничего не заметил.
- Господа, еще несколько сугубо технических моментов предстоящей операции, и будем голосовать. Группа хронокоррекции состоит из трех боевых операторов, прошедших специальную подготовку. Точкой заброса избраны следующие пространственно-временные координаты…

Вот тут уж его и скрутило. Горняшка, она же горная болезнь. Небольшая высота, конечно, опытные туристы поймут, но с его-то легкими… Плюс курево, будь оно трижды неладно. И зачем он вообще в этот поход пошел?! Теперь, так уж выходит, всю группу тормозит: им на восхождение идти, а он? Впрочем, ладно, пересидит в лагере, пока ребята наверх сбегают, отоспится, а затем будет костер поддерживать, воду кипятить. Что может быть лучше кипяточка после спуска? Кофе, чай, быстроприготовляемая вермишель от трудолюбивых дальневосточных товарищей… лафа.
Правда клиника этой самой горняшки весьма достает. Каждый шаг с трудом, сердце будто взбесилось, вознамерившись проломить грудную клетку и выпрыгнуть из груди. Рюкзак, что ни шаг, наливается поистине свинцовой тяжестью, словно он за перевал уран тащит, а не банальную тушенку. Ну и тошнота, конечно. И не только она, но и то, что за ней следует.
Короче, как он дошел до стоянки, помнилось смутно. Палатку разбить сил еще хватило, а вот дальше - провал. Забрался в свою двухместку, заполз в спальник и отрубился. Ребята пожрать, ясное дело, предлагали, да остограмиться, но куда там! Горняшка – она горняшка и есть: ни покушать, ни водки бахнуть, лежи себе в палатке, одышкой страдай, воздух, словно рыба, на берег выброшенная, хватай. И мысли соответственные – ну и зачем ему все это надо? Сидел бы себе в городе, на равнине, работу заканчивал. Да и что там заканчивать – еще парочку связующих моментов – и все, Нобелевка, считай, в кармане. Хотя, не дадут, разумеется. Поскольку по окончании исследований всё грифом «секретно» укроется как небо, вон, тучами. Стратегический госпроект! Вероятность изменения хронологической координаты объекта, все дела! Ну, да, именно она, та самая пресловутая «машина времени». И ведь что смешно: ничего сложного-то и нет. Все так просто оказалось, что даже обидно. Вот еще чуть-чуть – и всё, можно сдавать работу. Время, оно же четвертое измерение, оказалось куда понятней, чем тот же микромир. И не нужно тратить миллиарды долларов на постройку больших андронных коллайдеров, не нужно пугать мир грядущим аннигиляционным коллапсом и рукотворной черной дырой. Совсем несложно всё оказалось, на поверхности, образно говоря, плавало. Впрочем, для начала нужно еще закончить. Правда, одно из решений, уже с месяц крутящееся в голове, сегодня неожиданно оформилось в четную и понятную форму. Ага, именно сегодня, прямо на подъеме. В аккурат, когда первые приступы горняшки ловил. Вот такая, понимаешь, аберрация разума. Тело страдает – мозги варят. Так что, как ни смешно, не зря он в этот в поход поперся, так уж получается.
Вздохнув, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник одной из закрытых лабораторий РАН, Дмитрий Назаров перевернулся на живот и вытащил из рюкзака ноутбук. Нечего время терять. Бороться со слабостью можно и за клавиатурой – так даже лучше. Отвлекает. Пока нотик грузился и устанавливал соединение с Интернетом через встроенный радиомодем - да здравствуют высокие технологии XXI века! - Дмитрий перекурил, старательно выдувая дым сквозь распахнутый клапан палатки. Да, вредно и смертельно опасно, – а что делать, если кроме воды и никотина ничего внутрь не лезет?! Может хоть работа отвлечет…
По-туристски старательно затушив окурок в дерне, Назаров углубился в понятные лишь одному ему расчеты. Сегодня его определенно перло. Причем, не только от горной болезни.

Командир группы спецподразделения «Хронос» приник к прицелу дальнобойной снайперской винтовки. Несмотря на полуторакилометровое расстояние, он мог даже прочесть название фирмы-производителя на берцах высоких горных ботинок объекта. Хорошие ботинки, подошва вибрам, материал гортекс – он и сам такие носить любил. Не в боевом рейде, конечно, на гражданке. Поскольку тоже горным туризмом увлекался, как и эти ребята. Так, а стрелять мы будем вот сюда… Снайпер чуть сместил ствол установленной на станке винтовки. Нормально.
- Боковой снос?
Лежащий рядом с ним второй номер взглянул на дисплей снайперского мультисканера:
- Ветер в норме. Точное расстояние до цели - 1998,5 метров. Объект будет в зоне поражения через сорок секунд. Готов, командир?
- Готов, - сквозь зубы выдохнул боевой оператор, отжимая предохранитель. Вдох-выдох, вдох-выдох… все, дыхание в норме. Выдавим слабину. Сколько там еще осталось, секунд десять?
Словно прочитав его мысли, второй номер негромко зашептал:
- Пять секунд, командир, четыре, три, две, одна… огонь!
Винтовка ощутимо лягнулась: даже мощный гидравлический компенсатор не мог полностью погасить отдачу 12,7-мм спецпатрона. А вот звука, против ожидания, не было вовсе. Хорошая все-таки вещь ПББС «Р-100». Весит, правда, почти три кило, но оно того стоит. Только негромкий хлопок – и всё. Экстрактированная из казенника гильза, вон, и то громче по камням звякнула. Главное ее не потерять, таких в этой реальности еще лет двадцать не будет. Ничего, третий номер подберет, это его сфера ответственности.
Летящая со скоростью более тысячи метров в секунду пуля ударила в основание камня, на который как раз наступил последний из группы туристов, выбивая его из-под ноги. Понять, что камень сдвинулся не сам по себе, было практически невозможно: галиево-индиевый сердечник разогревшейся от трения о стенки ствола и воздух пули расплавился в полете, и удар о камень разбрызгал ее крохотными, быстро твердеющими каплями. Кинетической энергии удара с лихвой хватило, чтобы сдвинуть с места тяжеленный обломок базальта, и человек, нелепо взмахнув руками и выронив горные палки, упал, подвернув под себя ногу. Группа остановилась, туристы взволнованно обступили упавшего товарища, со стоном растирающего на глазах отекающую лодыжку.
- Как же это ты умудрился-то? – руководитель группы присел на корточки, помогая стянуть ботинок.
- Да сам не знаю, Гоша, вроде вы все по этой же каменюке протопали, и ничего, а вот подо мной она вдруг вниз поехала. Дернулась так странно, словно по ней кто-то со всей дури врезал, и поехала. Хорошо хоть вывих, а не перелом. Мужики, у кого там бинт?
- Давай помогу, - миловидная шатенка, сбросив штурмовой горный рюкзак, уже разматывала эластичный бинт. – Снимай носок.
Она сноровисто, видимо, не в первый в жизни раз, наложила давящую повязку, закрепила, помогла натянуть ботинок.
- Лешка, сам до лагеря спустишься, или с тобой пойти?
- Ириш, да ты чего? Мы ж всего пару километров протопали, конечно, сам дойду. Допрыгаю, то есть. Что тот джейран. Забыла, где я служил? Опять же, Димке веселее будет. Хотя он сейчас наверняка и так в обнимку со своим нотиком не скучает.
Девушка фыркнула, поднимаясь на ноги и вскидывая на плечи рюкзак:
- Ладно, физику нашему привет. И покорми его чем-нибудь, а то помрет с голодухи, и мировая наука нам этого не простит. Горняшка горняшкой, а кушать-то нужно.
- Обязательно. Свяжу и накормлю. Или оглушу и тоже накормлю. И водки заставлю грамм двести залпом бахнуть, - названный Лешкой парень встал на ноги, взял протянутые Ириной палки:
- Все, похромал я. Вас когда ждать?
- Засветло спустимся, но ужин, так уж выходит, с вас с Димкой. Собственно, мы на связи, если что, созвонимся. Ну, все, удачи.
Группа развернулась, продолжая подъем. Парень проводил взглядом спины товарищей, вздохнул и, помогая себе горнолыжными палками, двинулся в обратную сторону, сильно припадая на вывихнутую ногу. Особых переживаний относительно случившегося Алексей Марченко, эмэнэс той же самой лаборатории, где трудился оставшийся в лагере Назаров, не испытывал: не впервой. До поступления на физмат Алексей отслужил в спецназе погранвойск на туркменской границе, где до тошноты набегался по горам. Ну и ноги, соответственно, не раз и не два подворачивал, всякое бывало. Прорвется, одним словом – помогая себе палками, он начал не спеша спускаться вниз.

Командир спецгруппы оторвался от двенадцатикратного бинокля и удовлетворенно улыбнулся, переворачиваясь на бок. Полиморфный камуфляж «поплыл», изменяя цвет и форму маскировочных пятен и копируя окружающую обстановку:
- Дело сделано, мужики, уходим. Давайте в темпе, нам через полчаса на второй точке быть, - он снял снайперский прицел и привычным движением повернул стопор, отсоединяя винтовку от станка. – Алекс, бери ствол, станину сам возьму. Гильзу не потеряли?
- Нет, командир, - третий боец группы продемонстрировал латунный цилиндрик, - все чисто. Можем уходить.

До лагеря Алексей добрался даже быстрее, чем ожидал. Нога, конечно, болела, но вполне терпимо. Придет в лагерь, разуется, натрет лодыжку противовоспалительным гелем, перебинтуется – и будет как новенький. Главное, заставить Димку что-нибудь пожрать, а в идеале, еще и выпить. Горняшка – противная вещь, сам некогда испытал, и лечить ее нужно исключительно силой воли, самовнушением и банальной водкой.
Последний привал он сделал метров за сто до лагеря – хотел дойти не останавливаясь, да не рассчитал сил. Разнылась подвернутая нога и он, сбросив рюкзак, с наслаждением опустился на укрытый прошлогодней листвой склон. Ладно, пять минут передохнет и доковыляет до разбитых в уютной ложбине над шумливым горным ручьем палаток. В принципе, отдых он заслужил, «доскакав» до лагеря всего-то минут за сорок, так что нормально.
Марченко откинулся спиной на сброшенный рюкзак – и замер, вслушиваясь. Со стороны лагеря раздавались какие-то странные звуки. Не то, чтобы особенно настораживающие, но… да, именно, странные. Дерется кто-то, что ли? Вряд ли оставшийся там Назаров стал бы развлекаться подобным образом.
Алексей поднялся на ноги, бросил взгляд на рюкзак – хрен с ним, потом вернется и подберет – и осторожно двинулся вперед. Особенно таиться смысла не было: густые заросли скрывали его от посторонних глаз, а все громче журчащий ручей заглушал неизбежный при ходьбе шорох листьев. Кроме того, шел он сверху, и потому мог видеть стоянку как на ладони. Правда, увиденное ему понравилось не слишком. Совсем, честно говоря, не понравилось: в лагере хозяйничали посторонние. Трое в странных, каких-то расплывчатых и смазанных, словно на снимке, сделанном фотоаппаратом со слишком длинной выдержкой, комбинезонах и шлемах выволакивали из завалившейся палатки отчаянно барахтавшегося Димку. Получалось плохо, не отличающийся особой субтильностью Назаров сопротивлялся и брыкался, путаясь в спальнике и сложившейся палатке. Алексей замер, вглядываясь в призрачные фигуры. Глазу не за что было зацепиться, рисунок камуфляжа постоянно менялся, видимо пытаясь соответствовать окружающим зарослям. В принципе, Марченко слышал о новейших армейских разработках, так называемом наномолекулярном камуфляже, однако он даже понятия не имел, что подобное уже существует и, тем паче, где-то применяется. Ничего себе, это что ж, спецслужба какая-то?! А ведь Димка занимается государственным спецпроектом в их закрытой лаборатории, а это значит…
Бывший пограничник, позабыв про больную ногу, распластался на земле. Похоже, это он вовремя в лагерь вернулся. Ну, сейчас он им покажет! В следующий миг Марченко досадливо дернул головой – ну и чем он, собственно, собрался им «показывать»? Сам же только что говорил, что ребята явно принадлежат к какой-то из спецслужб, причем, весьма крутой, а у него из оружия только подвернутая нога да пара горных палок. Ну, еще складной нож в кармане.
Досадливо выругавшись, Алексей снова поглядел в сторону лагеря. И чего делать? До стоянки метров пятьдесят по прямой, в обычных условиях – один бросок, но с его ногой даже и пробовать не стоит. А вот если пройти по руслу ручья, он тут довольно глубок, тогда можно добраться прямо до палаток, а уж там останется метров семь. Три прыжка. Попробовать? Да, наверное…
Со стороны лагеря донесся скраденный расстоянием звук удара и сдавленный Димин крик. Марченко сжал зубы. Все, довольно рассуждать. Пошел, солдат…
Алексей сполз в промытое некогда полноводным ручьем русло и, стараясь не плескать, двинулся к лагерю. Несущая холод горных вершин вода приятно холодила больную ногу, так что он почти перестал хромать. Пока брел по колено в ледяной водичке, подобрал на дне парочку голышей, весом примерно по килограмму каждый. За неимением гербовой, как известно, пишем, на чем придется, так что и камушки эти при умелом использовании тоже оружие. Прикрываясь ближайшей палаткой, Алексей выполз наверх и осторожно выглянул. Да, он не ошибся, до противника оставались считанные метры. Назарова уже выволокли наружу, освободили от спальника и, профессионально заломив руки, уложили вниз лицом. Двое «переливчатых» удерживали его, третий что-то искал в завалившейся палатке. Нашел. Димкин ноутбук. Ого, а вот это уже интересно. Очень интересно. Значит, он не ошибся, и происходящее все-таки связано с исследованиями Назарова!
Меж тем спецназовец захлопнул крышку нотика и что-то сказал заулыбавшимся в ответ товарищам. По-английски, между прочим, сказал!!! Один из парней вытащил из ранца какой-то небольшой прибор и кивнул товарищу на Назарова. Тот с готовностью подхватил пленника под локти и рывком поднял, ставя на колени. Похоже, пора. Интересно, конечно, что они задумали, но рисковать Димкиной жизнью как-то не хотелось. Зажав в каждой руке по камню, Алексей оттолкнулся здоровой ногой и рванул вперед. Молча рванул, хотя и была мысль заорать что-нибудь воинственное, хоть банальное «ура», хоть родное русское «у... нафиг»!
Первым его заметил тот, что стоял с ноутбуком в руках. Полуобернулся, открыл, было, рот – и напоролся незащищенным шлемом лицом на брошенный в упор камень. Килограммовый голыш с отвратительным хрустом впечатался в перекошенную физиономию и он опрокинулся навзничь, захлебываясь кровью из сломанного носа. Выпущенный из рук ноут шлепнулся рядом, судя по звуку угодив на скрытый листьями камень, и Алексей краем сознания отметил, что Назаров, если все окончится благополучно, его определенно убьет.
Парня с непонятным девайсом в руках тоже свалил Алексей, не мудрствуя лукаво нокаутировав его рукой с зажатым в ней камнем. Последний из противников отпустил Назарова и рванул, было, из кобуры пистолет, но Алексей даже не успел испугаться – Димка неожиданно распрямился и толкнул того прямо в жарко пылающий костер. Возможно, переливчатый комбинезон и защитил бы от огня, но опрокинувшийся семилитровый котел с кипящей водой явно оказался неприятным сюрпризом. Подоспевший Марченко выдернул из кучи заготовленных дров дубину потолще и коротким ударом отправил выкатившегося из кострища ошпаренного противника в бессознательное состояние. Поглядев мутным взглядом на зажатый в руке обломок, Алексей задал самый идиотский из возможных вопросов:
- Ты как? Цел?
- Не, меня убили, - мрачно буркнул Назаров, растирая вывихнутое плечо. Под его левым глазом наливался синевой замечательный синяк. – Поумней ничего в голову не приходит?
- Не, - довольно осклабился Алексей, успокаиваясь и восстанавливая сбитое коротким боем дыхание. – Это кто такие?
- Понятия не имею. Лежал себе в палатке, работал, а тут они. Накинулись, наружу выволокли, а тут уж и ты подоспел. И стал камнями кидаться, - Назарова трясло. - Слушай, у нас водка есть?
- Выздоровел, да? – еще шире ухмыльнулся Марченко. – Есть, конечно. Только давай сначала этих чижиков свяжем… Димыч, смотри!!!
Назаров обернулся на крик, успев заметить, как поверженные противники исчезают, будто истаивая в прозрачном горном воздухе. Миг – и на поляне остались лишь Назаров с Марченко. О случившемся напоминал лишь разоренный очаг, исторгавший клубы грязно-серого от пролитой воды пара…

- Нормально, командир?
- Ага, быстро ребята справились. Мне того, что кипятком ошпарился, аж жалко стало. Хотя этот хромоногий вроде в спецуре служил, наш, типа, коллега. Ну, все. Саш, ты видео записал?
- Конечно, командир.
- Тогда уходим. Все готовы? – давешний снайпер достал из кармашка тактического жилета небольшой, размером с наладонник, прибор. Раскрыл, нажал несколько клавиш. – Поехали домой.
Три фигуры в расплывчатом камуфляже «Обман-М», принятом на вооружение ВС ССР в 2031 году, растаяли в осеннем воздухе.

Москва, генеральный штаб ВС ССР, 2035 год
- За блестящее выполнение боевого задания повышенной сложности орденом «За боевые заслуги» награждаются капитан спецподразделения ГРУ «Хронос» Пономарь Олег Юрьевич, лейтенант Крайнев Александр Игоревич и старший прапорщик Старков Степан Семенович. Кроме того, лейтенанту Крайневу присваивается очередное воинское звание «старший лейтенант». Поздравляю вас, товарищи офицеры!
- Служим Славянскому Союзу, товарищ генерал-майор!..

Оставить комментарий

Новые книги
Новые книги

СМЕРШ. Тихая война.

Яндекс цитирования