PostHeaderIcon просто отрывок, который, возможно, когда-нибудь станет книгой…

ПРОЛОГ
В последний раз проверив расчеты, он устало откинулся в противоперегрузочном ложементе. Что ж, все правильно, и значит скоро эта планета, на высокой геостационарной орбите которой завис его корабль, перестанет существовать. А он…он получит право спокойно уйти вслед за своими соплеменниками. Ведь он и так порядком задержался в этом континууме, доводя до конца возложенную на него священную обязанность. Обязанность, избежать которой он никоим образом не мог, не имел права: проигрыш в Игре – есть проигрыш в Игре. Проигравший – нет, не платит - ликвидирует все следы. Таков непреложный закон Игры: «чистильщик» не менее важен, чем Победитель.
В следующий раз, совсем в ином пространстве и времени, удача, возможно, улыбнется его расе – и носиться по Вселенной, скрупулезно уничтожая любые свидетельства произошедшего, станут уже нынешние победители. Но это в следующий раз. Сейчас же его очередь быть Последним Уходящим…
Безымянная планета (ну, не присваивать же собственное имя одному из десятков безликих полигонов, на просторах которых цикл от цикла происходит Игра) неспешно вращалась под ним. Сквозь невесомый муар облаков просматривались очертания одного из двух местных материков, разделенных подернутой рябью океанской синью. Леса, горы, извивы рек, пустыни, укрытые ледовыми шапками полюса. Обычный мир, всего лишь один из многих в бесконечной Вселенной, которая ничего не потеряет и ничего не приобретет с его гибелью. Ничего не стоящая отыгранная фишка в Большой Игре. И сейчас он сметет ее с игрового поля, словно равнодушный и всесильный крупье…
Скоро, уже совсем скоро планета сойдет с привычной орбиты и отправится в последний полёт навстречу собственному солнцу. Ведь вовсе не обязательно тратить немыслимое количество энергии на то, чтобы превратить ее в облако раскаленного газа или новый астероидный пояс. Вполне достаточно всего лишь немного сместить геомагнитные полюса, изменить гравитационное равновесие всей системы – и….
Сначала закипят и испарятся океаны, вспыхнут иссушенные леса, выгорит насыщенная кислородом и азотом атмосфера, начнет плавиться и стекленеть от чудовищного жара почва. Затем этот мир просто исчезнет, погрузившись в гелиосферу светила, которому предстоит пылать еще не один миллиард лет, вращаясь по причудливой орбите вокруг сестринской звезды.
Смешно: целых две звезды - и всего одна, ныне уже обреченная, планета! Обычно в таких сложных бинарных системах бывает куда больше небесных тел. Впрочем, вот уж это-то его нисколько не должно волновать. Дело сделано, планета-«полигон» начала самоубийственное движение по своей новой орбите, рассчитанной до стотысячного знака после запятой, и он может уходить.
Погрузившийся в стартовую воронку гиперполя космический корабль навсегда исчез из этой реальности.
«Чистильщик» окончил свою работу.
Но ни он сам, ни его сородичи так никогда и не узнали о том, что даже Высшим Расам иногда свойственно ошибаться. Нет, расчеты-то были верны, просто в них вкралась крохотная погрешность, возникшая в момент, когда за кормой корабля схлопнулась стартовая гиперворонка. Бортовой компьютер просчитал все – плотность излучения обеих звезд, силы их взаимного гравитационного взаимодействия с учетом массы сводимой с орбиты планеты, давление солнечного ветра…. Не учел он лишь одного: кратковременного возмущения трехмерного пространства, возникшего, когда генераторы корабля разорвали плоть линейного космоса. Линейного космоса, применимо к которому и производился окончательный расчет. Однако этой короткой судороги пространства оказалось вполне достаточно, чтобы спустя несколько месяцев единственная планета этой солнечной системы попала в поле притяжения второй звезды, куда более холодной, нежели ее сестра. На этой орбите ей предстояло находиться долго, более чем долго. До того самого момента, когда обращающиеся друг вокруг друга по весьма сложным и неправильным орбитам солнца не сблизятся вновь настолько, чтобы «родная» звезда сумела перехватить беглянку.
Пока же ей предстояло испытать на себе все прелести удаленной орбиты, когда замерзают, одеваясь многокилометровой ледовой броней океаны, погибают, не выдержав стремительного похолодания, даже самые устойчивые растения и животные и опадает пушистыми хлопьями снега замерзшая атмосферная влага, постепенно укрываясь сероватым покровом сжиженного воздуха….
****
Глава 1
Планета называлась «Странницей». Впрочем, более подходящего имени, пожалуй, и придумать невозможно. Ну а как, скажите, можно еще назвать планету, которая как минимум раз в своей истории ухитрилась не только изменить естественную орбиту, но и вовсе поменять солнце?! Нет, системами двойных звезд во Вселенной никого не удивишь, но чтобы планета сначала вращалась вокруг одной звезды, затем «сбежала» ко второй и в итоге вернулась обратно – это, знаете ли, нечто! Причем, никакой ошибки тут не было, и быть не могло. Палеогеологические данные доказали этот факт со стопроцентной уверенностью: ведь излучение, масса и спектральный класс сестринских звезд и количественно и качественно отличались друг от друга. Это даже если не учитывать их просто умопомрачительных взаимных орбит, раз в сто миллионов лет пересекающихся аж в трех точках эклиптики.
Планеторазведка обнаружила Странницу почти сразу же после того, как она вернулась к своему родному солнцу – желтой звезде спектрального класса G. На ее поверхности ещё бушевали такие циклоны, что не снились метеорологической службе даже в самых жутких кошмарах: оживающая планета словно рождалась заново. Восстанавливалась атмосфера, укутывая туманами и облачными фронтами целые континенты. Сползала многокилометровыми оползнями и селевыми потоками размытая постоянными ливнями почва. Таяли, начиная свое неспешное и неудержимое движение, сметающее всё и вся на своем пути, ледники. Непрекращающиеся грозы обрушивали на землю всё новые и новые потоки воды, превращая планету в одно сплошное исполинское болото. Пробудившийся от долгого сна океан оттаивал неравномерно, и целые поля внезапно всплывающего льда порождали неожиданные чудовищные приливы, в сравнении с которыми любое цунами показалось бы легкой рябью на поверхности поросшего ряской пруда. Мощные конвективные потоки, вызываемые немыслимыми перепадами температур, изредка рассеивали туман, позволяя солнцу удивленно взглянуть на погруженный в первозданный хаос мир.
Мир, который пока что ещё стойко хранил свою поистине страшную тайну…
Естественно, поначалу ни о какой высадке не могло быть и речи: дальняя планеторазведка, конечно, те еще сорвиголовы, но отнюдь не самоубийцы. Разведывательный рейдер, обнаруживший Странницу, сбросил на поверхность автоматическую исследовательскую станцию и, выведя на геосинхронную орбиту привязной гипермаяк, ушел в обратный прыжок. Несмотря на не слишком теплую встречу, планета, занесенная в регистр под временным индексом 178-М-81, обещала быть более чем перспективной находкой. Ведь даже предварительный анализ атмосферы показал наличие в ней азота и кислорода во вполне приемлемых для человека концентрациях. А это означало не только скорую колонизацию без долгой и энергоёмкой терраформации, но и солидную премию всему экипажу исследовательского корабля. Так и получилось. Колониальный департамент никогда не затягивал, если дело касалось столь многообещающих миров. В конце концов, люди не столь уж и часто находили планеты, полностью соответствующие «земному» стандарту, а Странница оказалась именно такой. Газовый состав атмосферы, соотношение воды и суши, сила притяжения, естественный радиационный фон – все эти наиважнейшие показатели будущего человеческого благополучия полностью соответствовали общепринятому эталону. И потому уже менее чем через год на планету высадилась первая комплексная экспедиция планеторазведки, пять человек и стандартный исследовательско-жилой модуль, рассчитанный на пять лет автономного существования.

Оставить комментарий

Новые книги
Новые книги

СМЕРШ. Тихая война.

Яндекс цитирования