PostHeaderIcon Лирические зарисовки

Летняя ночь

…Не знаю, отчего я вдруг проснулся посреди ночи. Точнее, даже не ночи, как таковой (да и что там той летней ночи?), а перед самым рассветом. Проснулся, подошел к широко распахнутой балконной двери, с удовольствием вдыхая прохладный ночной воздух, обильно напоенный запахом близкого моря – и замер.

Замер - и дальше просто стоял, наслаждаясь тишиной и той неповторимой картиной, которую можно увидеть в безлунную июльскую ночь - и лишь тогда, когда между тобой и морем нет никаких строений или, того хуже, прибрежных баров или ночных дискотек.
Момент истины, момент единения двух стихий, двух океанов – моря и неба, воды и воздуха. Яркие, обычно нещадно забиваемые городским светом звёзды над головой. И точно такие же - внизу, отраженные в темном живом зеркале.
И ровная линия огоньков, обозначающих несуществующий горизонт: стоящие на дальнем рейде суда.
И невидимые сверчки в траве сбегающего к пляжу травянистого склона.
Кто хоть раз видел подобное, тот поймёт, о чем я. Ну, а кто не видел? Что ж, мне, увы, всё равно не хватит таланта, чтобы по-настоящему передать всю эту щемящую сердце красоту, против воли заставляющую задерживать дыхание, боясь спугнуть и ненароком разрушить её хрупкое очарование…

Выбросив через балконный парапет так и не зажженную сигврету, я на цыпочках вернулся обратно в комнату. Курить, конечно, хотелось, но сама мысль о том, чтобы испохабить удушливым табачным дымом это хрупкое предутреннее очарование, казалась кощунственной.
Вместо этого я молча лег в постель, несколько секунд вслушивался в ровное дыхание спящих жены и сынишки, и неожиданно легко, будто в детстве, уснул.
В эту ночь мне, впервые за долгое время, снился сон…
Мне снилось украшенное пенными пивными барашками, расцвеченное солнечными бликами море.
И ослепительно-голубое небо, в котором я – тоже, как в детстве – летел. Соленый морской ветер ласкал кожу, и торжественно-белые чайки летели поруч со мной. И еще была песня. Она звучала во мне, и я отзывался ей всем сердцем. Просто старая бардовская песня, когда-то давным-давно написанная бессмертным Визбором:

Пора в дорогу, старина, подъём пропет,
Ведь ты же сам мечтал услышать, старина,
Как на заре стучатся волны в парапет,
И чуть звенит бакштаг, как первая струна…

****

Поход

…Лес. Весенний или летний, пронизанный процеженными сквозь лиственное сито золотистыми солнечными лучами, лес. Устеленный перепревшей за зиму листвой, плавно взбирающийся вверх склон. Здоровенный гнилой выворотень в нескольких метрах поодаль. Заросли густого колючего кустарника и огромный замшелый валун со сколотым боком в стороне Звенящая, но готовая взорваться многократно повторяющимся эхом, гулкая тишина. Алый, чуть размазанный с одного бока кругляш туристического маркера на стволе высокого бука, корявые цифры «38» под ним.

Южный берег Крыма, тропа «тридцать семь – тридцать восемь».
Впереди - сорокаградусный кулуар, зажатый меж покрытыми чахлой порослью скальными стенами, пещера Данильча-Коба с ледяной водой и сталактитами под сводом и, финалом первого ходового дня, туристическая стоянка «Барская Поляна» почти на самой вершине горы Седам-Кая.

А дальше? Дальше сброшенные с натруженных плеч тяжеленные рюкзаки, разбивание палаток, сбор дров и начинающий потрескивать костер по центру окруженного бревенчатым срубом очага.
И успевшая нагреться за день водка, разливаемая неугомонным Витей из пластиковой бутылки из-под минеральной воды в жестяные «туристические» кружки.
Сто грамм «с устатку», без закуски, задолго до того, как в закопченных котелках- «канах» забулькает первая за день горячая еда – неизменная тушенка с картошкой. И – сигарета. И неожиданное понимание того, ради чего ты вообще ходишь в походы…
Что будет потом? О, потом будет еще очень много интересного, как раз того, ради чего и стоит идти в поход.

Будет горячая еда, сдобренная нерегламентированным – пей, сколько влезет: заслужил! – количеством водки.

Будет бархатное, исполненное непонятной глубины и расшитое бисером ярких южных звезд, небо над головой.

Будет черный, загадочный лес, начинающийся сразу за призрачной, в общем-то, границей палаточного лагеря.

Будут разговоры обо всём (и ни о чём) на свете - и посвящение в туристы впервые пошедших с нами новичков.

И, наконец, будет святая святых: песни под гитару у ночного костра. Когда звенящая гитарная струна разорвет чуть напряженную тишину, повисшую после очередного тоста, и…

…и пусть всё это повторится еще много, много раз!..

2007

Оставить комментарий

Новые книги
Новые книги

СМЕРШ. Тихая война.

Яндекс цитирования