PostHeaderIcon И еще немного о Белгороде…

Выкладываю по просьбе моего соавтора Тани Философ aka "Юрий Гарда", замечательной писательницы и просто отличного человека и надежного Друга :)

И еще немного о Белгороде

(Навеяно рассказом моего соавтора о его любимом городе)

Оговорюсь сразу: больше всех городов мира я люблю Одессу. Нет, конечно, меня тоже восхищает строгая мужественность Севастополя или дышащая красотой и историей архитектура Питера, но… Это, знаете ли, как в любви: приятелей может быть много, любимый – только один. Вот так и Одесса. Это мой город, и все самые важные воспоминания связаны у меня именно с ней.
Не хочу зарекаться и заявлять, что «лично я бы отсюда никогда и никуда не уехала»; в жизни все может сложиться… да как угодно может сложиться, но я точно знаю, что, уехав отсюда, я буду страдать…
Но это так, лирическое отступление. Ибо сейчас мой рассказ – все-таки о Белгороде-Днестровском, городе, с которым связано несколько приятных моментов… и даже одно очень важное для меня воспоминание.
Впервые я попала сюда… Стоп-стоп, когда же это было? 2004 год, 1 апреля. Мы работаем вместе с Сережкой, моим мужем. Тогда еще – будущим мужем. Работаем сами на себя, дела идут, скажем так, не ахти, и, соответственно, никаких мыслей о том, чтобы устроить себе выходной, даже не возникает. По крайней мере, у меня.
И вдруг…
- А поехали в Белгород-Днестровский? Ну, может, там наша стоматологическая программа тоже кому-нибудь нужна…
В городе – праздник. Первого апреля все едут в Одессу. А мы – из? А что, классная идея! К тому же, программа… И возможность поглядеть город…
И мы поехали. Маршруткой – во-первых, потому, что быстрее, во-вторых – потому, что не имеем представления о том, как часто туда ходят электрички.
Мне немного… нет, не стыдно – совестно. Я всегда, сколько себя помню, интересовалась историей. Петр Первый, Елисавет Петровна… Матушка Екатерина, основание Одессы, взятие Измаила… Декабристы, Пушкин… И при этом я практически ничего не знаю о Белгороде. Нет, конечно, я знаю, что раньше он носил гордое имя Аккерман… И даже знаю, как это переводится с турецкого – «белый камень». Кажется, с турецкого. Ну, еще знаю, что тут бывали Пушкин, Мицкевич… И, в общем-то, все. Это потом, когда у меня появится нелимитированный доступ во «Всемирную паутину», я узнаю, что у города за 25 веков его существования была еще целая куча имен. Офиусса, Алба-Юлия, Белгород, Фегер-Вар, Четате-Алба, Мон-Кастро… Я узнаю, что в те далеки времена, когда греки решили основать тут город и назвать его Тирой, лимана не было и в помине, а было два рукава впадающего в море Днестра…
И еще – что на самом деле история города началась гораздо раньше, чем две с половиной тысячи лет назад. Кто-нибудь, кстати, может себе представить такую «седую старину»? Лично я – без проблем, не зря мой соавтор еще в школе говорил, что я родилась не в то время.
Еще я узнаю, что Аккерман переводится с идиш как «пахарь», но, как говаривал незабвенной памяти Остап-Сулейман-Берта-Мария-Берндер-бей, «к пожарной охране, которую я представляю в настоящее время, это не относится».
Но все это будет потом. А пока…
Пока после тряски в стареньком микроавтобусе (меня укачивает практически в любом виде транспорта, порой даже в трамвае, что уж говорить о душегубке, в которой, кажется, выхлопная труба проведена внутрь салона) мне уже совершенно все равно, будем ли мы демонстрировать кому-то свой программный продукт, или нас сразу пошлют «куда подальше»…
- Скажите, пожалуйста, как пройти к крепости? – спрашивает Сергей какую-то встречную тётеньку. Та объясняет, а я сразу оживляюсь. Крепость! Крепость – это… да… Ради такого можно побороть тошноту, да и… Да все что угодно можно!
Путь лежит через парк. Кто-то доброжелательный (хоть убейте, сейчас не вспомню, мужчина это был или женщина), рекомендует нам пройти через парк. «И не по аллее, ребята, а то там вороны… Чистыми не выйдете».
Забегая вперед, замечу, что назад мы пошли-таки по аллее… И нам даже удалось остаться целыми и чистыми под, казалось бы, «прицельным огнем» местной каркающей братии, хотя и с большим трудом.
Белгород вообще город не очень большой, мы оба – «ходячие», как выражается моя мама, что означает, что пройти пешком пару километров для нас не вопрос. И…
Ой…
Сперва у меня просто спирает дыхание. Второе чувство – возмущение. Тут же разваливается все, господи, неужели некому взять и реставрировать! Гады! Это как же можно! Это ведь достояние! Народное достояние, между прочим. История. Память… Но никому, похоже, до этой истории и памяти нет дела.
Потом я замечаю застрявшее в стене ядро, и… Ну, сами знаете: маленьких детей легко отвлечь от чего-то, переключив их внимание. Так и со мной. Я вижу ядро, оно каменное… И все остальное отходит на второй план.
Тогда я еще не писала ничего, так, слегка баловалась сама для себя. Но воображение у меня развито, пожалуй, даже чересчур. Я уже представляю себе штурм, и не только представляю – почти вижу… и слышу…
Вход бесплатный – то ли тут сегодня тоже «день города», то ли просто какое-то мероприятие, я так и не поняла. Концерт, старорусский воин в кольчуге и шлеме, вертящий жестяной меч… Ну и что, что жестяной? Главное, крутит здорово!
До концерта нам нет дела, какой там концерт, если крепость – вот она!
Боюсь ли я высоты? Боюсь, и боязнь эта многократно подтверждена, поскольку, в целях борьбы с «фобией» я в свое время ходила в туристический клуб… Но сейчас разве я думаю об этом? Я прусь наверх, и испытываю головокружение – от страха и восторга одновременно. Странное чувство. Не знаю даже, как назвать. Может быть, ощущение свободы? Когда я уже начинаю спускаться, страх потихоньку начинает побеждать, но Сергей, идущий впереди, подает руку, и я уже снова в порядке.
Потом мы долго сидим на траве, слушая и не слушая концерт. Тепло, в общем-то это первый по-настоящему теплый день в году, идти никуда не хочется, о программе никто не вспоминает… Хочется бегать и вилять хвостом, как это делают молодые сеттеры, но – лень.
Потом мы едем домой, и я понимаю вдруг, что Сергей, «друг, соратник и брат», стал для меня чем-то большим… Это радует – и немного пугает… Но, может быть, именно благодаря тому чувству полной свободы, испытанному на стене древней крепости, я отбрасываю в сторону свой страх.

Во второй раз мы уже приезжаем сюда втроем. Я, Сергей и Юлька. Моя дочь. Наша дочь. 2006-й год. Мы снова едем сюда 1 апреля. Предлагаю в этот раз я, Сергей согласен.
Я снова терплю длинную поездку (правда, маршрутка в этот раз получше, поновее). Ради дочери. Ради того, чтобы снова пережить то первое апреля. Нет, не пережить – добавить к тому светлому воспоминанию еще одно.
В этот раз мы снабжены провизией и, самое главное – в этот раз в крепости не оказывается никакого мероприятия! Так что мы можем поглядеть, полазить, пощупать, что называется, и нам никто не мешает.
Крепость в немного худшем состоянии, чем была тогда, в первый приезд, но почему-то я верю, что рано или поздно ее начнут реставрировать. Лучше бы рано, конечно…
Юлька носится туда-сюда, для нее это не приключение даже, а – ПРИКЛЮЧЕНИЕ! И я, которая сперва сомневалась, стоит ли тащить сюда ребенка (далеко, да и что там, на первый взгляд, смотреть?), понимаю: стоило. И немного завидую своей дочери: если бы меня сюда в первый раз привезли в таком возрасте…
С другой стороны, если бы меня сюда впервые привезли в детстве – у меня не было бы того, первого «первого апреля»…

В 2007 мелкая готовится к поступлению в гимназию. Ей надо подготовить двадцать или около того тем на английском языке. Одна из тем – «Первое апреля». Ну, то есть надо рассказать, как празднуют «день дурака» в разных странах мира. Юлька, высунув от усердия язык, составляет текст, сперва на русском. И вдруг откладывает ручку в сторону.
- А ты помнишь, как мы ездили в Белгород-Днестровский? Как раз первого апреля…
Еще бы мне не помнить! Я киваю.
- А давай в следующем году тоже первого апреля поедем!
Я прекрасно понимаю, что пройдет несколько лет – и у нее первое апреля перестанет ассоциироваться с этим городом. Просто останется хорошее воспоминание. Но сейчас – мне приятно, что для нее это – первое апреля. Потому что для меня дата «01.04» - это теплый солнечный день, крепость над лиманом, ощущение свободы и начало моей любви.

Оставить комментарий

Новые книги
Яндекс цитирования